Skip to Menu Skip to Content Skip to Footer

Календарь

<Марта 2010>
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
222324252728
293031    

Реклама

Граната для помощника прокурора (Дело № 16)

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечать



Обвиняемый признался в покушении на известного чиновника после допроса с пристрастием

 

17.11.03. в Правозащитный Центр города Казани поступило письмо от содержащегося под стражей в следственном изоляторе №3 города Бугульма Гатауллина Марселя Азатовича, 1973 г.р., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ст. 30, ч. 2 ст. 105 УК РФ. В письме Гатауллин сообщил, что 1 июля 2003 года он был задержан сотрудниками отдела УБОП МВД РТ по г. Альметьевск. Сотрудники милиции сказали ему, что он по описанию похож на преступника, который 22 мая 2003 года бросил гранату Ф-1 в помощника прокурора города Альметьевск С-ну Гатауллина доставили в УВД города Альметьевск.
2 июля 2003 года он был задержан в порядке ст. 91 и 92 УПК РФ по подозрению в совершении преступления. В этот же день было проведено опознание. Потерпевшая и свидетели указали на Гатауллина. 4 июля 2003 года Гатауллину суд в качестве меры пресечения избрал содержание под стражей. Вину Гатауллин не признавал, утверждая, что находился в момент совершения преступления в другом месте.
По словам Гатауллина, 10 июля 2003 года с 16.00 до 23.00 в здании УВД города Альметьевск в кабинете оперуполномоченного ОУР И. сотрудники милиции И. и С. требовали от Гатауллина написания явки с повинной по факту попытки убийства потерпевшей С-ной. Гатауллин отказался писать явку, и сотрудники милиции стали применять к нему физическое насилие с целью дать признательные показания в покушении на убийство: С. достал из сейфа противогаз и надел его на голову Гатауллина. Руки Гатауллина были пристегнуты наручниками сзади и закинуты за спинку стула. С. стал вставлять по очереди зажженные сигареты в отверстие для воздуха в противогазе, таким образом, не давая Гатауллину дышать воздухом. После шестой сигареты Гатауллин потерял сознание. Очнулся он от запаха нашатырного спирта и сразу получил удар в грудь. И. и С. стали наносить беспорядочные удары руками и ногами по всему телу Гатауллина. И продолжали настаивать на написании явки с повинной. Гатауллин продолжал отказываться, после чего к нему снова применили противогаз. На этот раз в отверстие вставляли зажженные сигареты «Идель», в общем количестве 12 штук. После этого Гатауллин вновь потерял сознание, а когда пришел в себя, согласился под диктовку написать явку с повинной.
11 июля 2003 года Гатауллиным было подано заявление на имя прокурора города Альметьевск, в котором сообщалось о применении в отношении Гатауллина насилия со стороны сотрудников милиции.
11 июля 2003 года Гатауллину было предъявлено обвинение, и он заявил следователю прокуратуры З-вой, что к нему было применено насилие.
14 июля Гатауллин написал повторную жалобу на имя прокурора города Альметьевск.
15 июля 2003 года 1-й заместитель прокурора города Альметьевск Б. опросил Гатауллина и направил его на судебно-медицинскую экспертизу.
При проведении предварительной проверки были изучены следующие документы:
- жалоба Гатауллина на незаконные действия сотрудников УВД г. Альметьевска,
- обращение с жалобой на незаконные действия сотрудников УВД г. Альметьевска,
- уведомление первого заместителя Альметьевского городского прокурора Б. от 17.07. 2003,
- постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, вынесенное первым заместителем Альметьевского городского прокурора Б. от 17.07. 2003,
- постановление об отказе в удовлетворении жалобы, вынесенное заместителем прокурора Ф.Х. Загидуллиным от 13.08.2003,
- уведомление об отказе в удовлетворении жалобы, подписанное и.о. начальника отдела по надзору за процессуальной деятельностью в аппаратах прокуратурах РТ, МВД РТ и ССП ГУ МЮ РФ по РТ В.В. Гусевым,
- уведомление  об отказе в удовлетворении жалобы, подписанное начальником отдела по надзору за расследованием особо важных дел прокуратурой РТ В.А. Владимировым от 22.10.2003.
В постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела от 17 июля 2003 года сообщается, что, 15 июля 2003 года Гатауллин освидетельствовался у судебно-медицинского эксперта Альметьевского бюро судебно-медицинской экспертизы  на предмет наличия или отсутствия телесных повреждений. Согласно акту судебно-медицинского освидетельствования, Гатауллину М.А. причинены телесные повреждения в виде ссадин в проекции обоих лучезапястных суставов, которые причинены в результате воздействия (удар, трение) твердого предмета, в срок 3-5 дней с момента производства освидетельствования, что подтверждается характерными особенностями повреждений, не вызвали кратковременного расстройства здоровья и незначительной стойкой утраты трудоспособности.
Согласно постановлению об отказе в возбуждении уголовного дела, опрошенный в ходе проверки И. пояснил, что в начале июля 2003 года после проведения опознания он – И. и сотрудник ОУР УВД города Альметьевск С. завели Гатауллина М.А. в служебный кабинет для беседы об обстоятельствах совершения преступления, в котором подозревается  Гатауллин М.А.
И. при беседе с Гатауллиным М.А. стал приводить факты о том, что 22 мая 2003 года около 19.00 Гатауллин М.А., находясь возле дома Сной, с целью причинения смерти, бросил в нее гранату, после чего скрылся с места происшествия.
При беседе И.  и С. ссылались на показания свидетелей, подтвердивших факт нахождения Гатауллина на месте преступления в момент его совершения, что полностью опровергает доводы Гатауллина относительно того, что он какого-либо участия в совершении данного преступления не принимал.
Затем в доверительной беседе с сотрудниками милиции Гатауллин М.А. написал явку с повинной о совершенном преступлении, где он дает последовательные признательные показания об обстоятельствах совершения им преступления.
По словам сотрудников милиции И. и С., при опросе Гатауллина М.А. с их стороны какого-либо физического и морального воздействия не было.
Доводы Гатауллина о том, что его сотрудники милиции избивали, надевали ему на голову противогаз, при этом перекрывали ему воздух и заставляли дышать дымом от зажженной сигареты, не имеют под собой никаких оснований, т.к. они беспочвенны и ни чем не подтверждены, что свидетельствует о том, что Гатауллин М.А., оговаривая сотрудников ОУР, пытается уйти от уголовной ответственности.
Аналогичное объяснение дал С.
В постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела также содержится вывод о том, что поскольку телесные повреждения, обнаруженные при проведении освидетельствования, не вызвали кратковременного расстройства здоровья и незначительной стойкой утраты трудоспособности, поэтому, согласно положениям «Правил судебно-медицинской экспертизы тяжести вреда здоровью» не расцениваются как вред здоровью.
Кроме того, в постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела первый заместитель прокурора Альметьевского городского прокурора старший советник юстиции Б. ссылается на то, что области тела, в которых расположены телесные повреждения, доступны для их нанесения собственной рукой.
Этот аргумент и показания оперуполномоченных ОУР И. и С., заместитель прокурора Б. посчитал достаточными данными, указывающими на отсутствие признаков состава преступления.
Постановление об отказе в возбуждении уголовного дела было вынесено на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ – отсутствие в деянии состава преступления.
В официальных ответах Гатауллину прокуратура Республики Татарстан ссылается на те же доводы, приведенные в постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела, вынесенном заместителем прокурора г. Альметьевск Б. Кроме того, прокуратура РТ ссылается на то, что вина в инкриминируемом преступлении подтверждена доказательствами, собранными по уголовному делу.
В рамках предварительной проверки была проведена беседа с сожительницей Гатауллина Хусаеновой Гульнарой Ринатовной 1981 г.р., проживающей г. Альметьевск ул., которая сообщила, что с марта 2003 года, она вместе с Гатауллиным проживала по адресу г. Альметьевск ул. 1 июля 2003 года около 8.00 Гатауллин вышел во двор покурить и не вернулся. Какой-то незнакомый мужчина потом сообщил ей, что его забрали сотрудники милиции. До этого момента у Гатауллина на теле никаких телесных повреждений не имелось.
В ходе предварительной проверки по жалобе была проведена беседа с защитником Гатауллина Загидуллиным Маратом Бариевичем. В беседе он сообщил, что считает, что в отношении его подзащитного действительно применялось насилие, т.к. при опросе сотрудниками ОУР И. и С. Гатауллин дал признательные показания, хотя до этого вину свою не признавал и отказался от своих показаний уже на следующий день. Сам Гатауллин на первой же с ним встрече заявил ему о том, что в отношении него применялось насилие.
Исходя из анализа собранного материала можно считать установленным:
1.      Телесные повреждения Гатауллиным были получены в момент его нахождения под стражей.
2.      Государство в лице прокуратуры г. Альметьевск и прокуратуры Республики Татарстан не провело полного, объективного и всестороннего расследования жалоб Гатауллина и не представило убедительных объяснений об обстоятельствах получения Гатауллиным телесных повреждений.
Исходя из вышеизложенного, можно предполагать, что сотрудниками ОУР УВД г. Альметьевск И. и С. было совершено преступление, предусмотренное ст. 286 ч.3 УК РФ п. «а» – превышение служебных полномочий с применением насилия.
Также в действиях сотрудников ОУР УВД г. Альметьевск И. и С. усматриваются признаки пытки в смысле ст. 3 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, поскольку применения сотрудниками милиции насилия имело целью получение от пострадавшего признательных показаний в совершении преступления.[1] Доводы сотрудников прокуратуры г. Альметьевска и прокуратуры Республики Татарстан о том, что доказательства вины Гатауллина в совершении убийства служат и доказательством неприменения в отношении него вины, а равно, тот факт, что телесные повреждения не причинили вреда здоровью, а равно то, что телесные повреждения Гатауллин мог нанести себе сам, не могут считаться обоснованными, поскольку не исключают факта применения в отношении Гатауллина насилия и не доказывают обратного.
Свидетельства сотрудников милиции И. и С. о том, что насилия они не причиняли, не могут считаться объективными доказательствами, поскольку именно на них и показывает Гатауллин как на лиц, применявших в отношении него насилие. Ожидать от них иных показаний значило бы ожидать от них признания в совершении преступления.
При этом нет достаточных данных утверждать, что действия сотрудников милиции в отношении Гатауллина можно расценить как жестокое либо унижающее человеческое достоинство обращение, нарушающее ст. 3 ЕКПЧ, поскольку они не причинили Гатауллину достаточно сильных физических страданий. Согласно акту судебно-медицинской экспертизы, Гатауллину причинены телесные повреждения в виде ссадин в проекции обоих лучезапястных суставов, которые не вызвали кратковременного расстройства здоровья и незначительной стойкой утраты трудоспособности.
Исходя из практики Европейского Суда по правам человека по статье 3 ЕКПЧ, если лицо, получает телесные повреждения, находясь в условиях лишения свободы, в результате применения представителями властей физической силы, то бремя доказывания однозначно возлагается на власти, осуществляющие задержание лица, и именно они должны объяснить появление полученных травм (Решение Европейского Суда по правам человека от 28 июля 1999 г. Сельмуни против Франции). Сожительница Гатауллина Хусаенова Г.Р. утверждает, что до задержания 01 июля 2003 г. на теле Гатауллина никаких телесных повреждений не было. Акт же судебно-медицинской экспертизы, проведенной 15 июля 2003 г., делает вывод о том, что телесные повреждения Гатауллину причинены в результате воздействия (удар, трение) твердого предмета, в срок 3-5 дней с момента производства освидетельствования, то есть в то время, когда он находился в УВД г. Альметьевска.
Согласно практике Европейского суда, «при наличии заявления о плохом обращении со стороны полиции или другого государственного органа, статья 3 толкуется совместно с общим правилом, предусмотренным ст. 1 Конвенции: «обеспечивать каждому лицу, под его юрисдикцией, права и свободы, определенные в Конвенции». Такое толкование означает обязанность государства провести эффективное официальное расследование. Расследование считается эффективным, если оно приводит к выявлению и установлению виновных, в противном случае – общий законный запрет пыток и унижающего человеческое достоинство обращения и наказания будет неэффективным на практике»[2]
Вывод о степени эффективности проведенной проверки пока говорить рано, поскольку не исчерпаны все национальные способы защиты. Тем не менее, следует указать, что прокуратура города Альметьевск имеет прямое отношение к:
1) личности потерпевшей от преступления, в котором обвиняется Гатауллин, поскольку С-на является заместителем прокурора г. Альметьевк;
2) расследованию преступления, инкриминируемого Гатауллину, поскольку именно прокуратура г. Альметьевск осуществляет предварительное следствие по этому делу;
3) рассмотрению жалобы Гатауллина на применение в отношении него насилия со стороны сотрудников милиции УВД г. Альметьевск, поскольку именно в компетенции прокуратуры г. Альметьевск находится обязанность проведения проверки по жалобе и принятие решения о возбуждении либо в отказе в возбуждении уголовного дела.
Налицо конфликт интересов и очевидные препятствия для объективного расследования по жалобе на уровне прокуратуры г. Альметьевск.

Специалист отдела расследований
Правозащитного Центра города Казани
По словам прокурора РТ Кафиля Амирова, Светлана Субботина признана лучшим заместителем прокурора в Республике Татарстана в 2003 году.
Из интервью газете "Республика Татарстан" №4-5 от 9 января 2004 г.:
"Среди лучших назову только нынешних победителей ежегодного республиканского профессионального конкурса... Лучшими заместителями прокурора стали Светлана Субботина из Альметьевска и Павел Николаев из Ново-Савиновского района Казани".


[1] Так, например, в деле «Аксой против Турции» 26.11.1996, параграф 64, суд признал, что обращение, которому подвергся заявитель «может быть осуществлено только преднамеренно. Такое обращение, вероятно, было предпринято с целью получения признания или информации от заявителя».
[2] См. напр., решение ЕСПЧ по делу Лабита против Италии от 06.04.2000 г пар. 131.


Приведенные здесь факты собраны в ходе проведенного Правозащитным Центром г. Казани общественного расследования. Все заявления и объяснения граждан даны добровольно. Не все указанные факты могут быть подтверждены государственными органами. Сотрудники Правозащитного Центра г. Казани уверены, что фактические обстоятельства свидетельствуют о неправомерных действиях агентов государства. Правозащитный Центр оставляет за собой право добиваться эффективного официального разбирательства по ним, включая международные инстанции.

Мы готовы предоставить более подробную информацию, факты и доказательства по каждому делу. Для этого нужно написать нам письмо.

Дела - Правоохранители